Десантура.ру
На главную Поиск по сайту Техподдержка
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
Главная  |  Карта сайта  |  Войти  |  Регистрация

Опрос посетителей

Перевод факультета специальной разведки из Новосибирска в Рязань*






Включение училищ связи и автомобильного в состав РВВДКУ*






Будущее РВВДКУ*






  



Ветераны

НИКТО КРОМЕ НАС. Правда Афгана глазами солдата ВДВ. Часть 3
Я с Богом в молитвах много беседовал. Обнародовать свои записи, не обнародовать. Крест у меня видно такой, за грехи мои плевки недовольных правдой вытерпеть. Христу тяжелей было. Меня глядишь, не распнут. В ВДВ такой девиз есть: «Никто кроме Нас». Хороший девиз. Никто кроме нас и правды не расскажет. Здесь нам тоже первыми быть придётся.

Страницы истории


26.03.2016

«Вся жизнь на службе Родине»

В период службы в Советской армии наш собеседник прошел путь от командира парашютно-десантного взвода до заместителя начальника штаба дивизии - начальника оперативного отдела. Затем, уже в Вооруженных силах Казахстана, начав службу офицером оперативного отдела Государственного комитета, дошел до должности первого заместителя Генерального штаба. После выхода на пенсию авторитет и опыт этого человека не остались невостребованными, практически сразу он возглавил Военную кафедру Евразийского национального университета имени Льва Гумилева, где и работает по настоящее время.

В беседе с первым командующим казахстанскими десантниками генерал-майором Уали Бисакановичем Еламановым мы постарались осветить советский период его биографии.

- Уали Бисаканович, расскажите о курсанте Еламанове в период обучения в РВВДКДКУ. Были ли Вы первым офицером казахом, окончившим Рязанское десантное училище?

- В РВВДКДКУ я поступил в 1970 году. Командиром нашей 6-й курсантской роты в первые три года обучения был Георгий Иванович Шпак, ставший в последующем командующим Воздушно-десантными войсками России.

Подготовка будущих офицеров-десантников, практически по всем дисциплинам, шла по самым современным методикам военного образования того времени. Насколько тяжелой была физическая нагрузка, знают все офицеры, прошедшие обучение в десантном училище.

Большое внимание уделялось воздушно-десантной подготовке, изучали все состоявшие на вооружении Воздушно-десантных войск парашютные системы, применяемые для десантирования, как личного состава, так и боевой техники и вооружения. Еще в училище я сдал все зачеты и экзамены по ВДП на «отлично», и получил из рук заместителя командующего ВДВ генерал-лейтенанта И.И.Лисова удостоверение инструктора. Имел к тому времени 27 прыжков с парашютом.


Курсант РВВДКДКУ У.Б.Еламанов, 3-й курс

По вопросу был ли я первым казахом Рязанского десантного училища - вполне возможно, но наверняка не знаю. В годы моего обучения казахов в РВВДКДКУ не было точно. Если бы кто-то из казахов был, то мы знали бы друг друга.

Объясню, почему я так уверен в этом. На первом или втором курсе моего обучения, в преддверии 5 ноября - Дня Конституции СССР, - командованием училища было принято решение о проведении праздничного концерта, на котором курсанты всех национальностей из республик Советского Союза выступили со стихотворением или с песней на родном языке. Мне была дана команда подготовить выступление, и хоть с этим вопросом у меня были проблемы, тем не менее, выступил и, думаю, неплохо. Так вот, если бы на концерте присутствовал кто-нибудь из казахов, то он ко мне обязательно подошел бы.

Из нашей 6-й курсантской роты Сергей Козлов и Николай Кравченко за мужество и героизм, проявленные при выполнении интернационального долга в Демократической Республике Афганистан, были удостоены звания Героя Советского Союза. А генералами стали Валерий Гайдукевич, Станислав Семенюта, Валерий Хацкевич.

В Казахстане немало выпускников Рязанского десантного училища, и тех, кто обучался в годы СССР, и тех, кто прошел обучение в годы независимости Казахстана. Выпускники училища генерал-майор Адылбек Алдабергенов сейчас на должности начальника штаба Сухопутных войск ВС РК, а генерал-майор Алмаз Джумакеев – командующий Аэромобильными войсками. Мы и по сей день ежегодно встречаемся в День образования РВВДКДКУ 13 ноября, несмотря на разницу в возрасте, должностях и званиях, положении в обществе.

- Будучи курсантом, в каких частях ВДВ Вы проходили войсковую стажировку?

- В 1973 году в 7-й гвардейской воздушно-десантной-дивизии, в дислоцированном в г.Шауляй парашютно-десантном полку. Стажировку проходил в противотанковой батарее батальона на должности командира взвода.

В 1975-м или в 1976-м году, уже после училища, был направлен в командировку в 44-ю учебную воздушно-десантную дивизию. В Гайжюнае полгода в составе батальона принимал участие в совершенствовании учебно-материальной базы учебного центра.

- По окончании училища Вы были направлены для прохождения службы в 111-й парашютно-десантный полк 105-й гвардейской воздушно-десантной дивизии. Какие из учений в Средней Азии Вам запомнились больше всего?

- Учений было много. Про одно из них, проводившееся в 1977 году я рассказывал в одном интервью. Дополню. Маршал Советского Союза К.С.Москаленко поднял по тревоге два полка 105-й дивизии - Ферганский полк и наш Ошский. Десантирование личного состава производилось в Жангиз-тобе. На момент выброски десанта ветер у земли был порывами от 10 до 15 метров в секунду. При десантировании на тех учениях 27 человек получили различные травмы, а один молодой лейтенант с 3-го парашютно-десантного батальона, выпускник Рязанского училища, скончался от полученных травм. Полковой врач капитан Билых при приземлении получил множественные переломы, но выжил.

Как нам говорили позже, К.С.Москаленко сидел на оборудованном КНП на склоне с подветренной стороны. Ему доложили, что борты с десантом в воздухе, но погодные условия ухудшились, у земли сильный ветер, а маршал поднял руку, сильного ветра на своем КНП не почувствовал, сказал, какой, мол, ветер, а если война, и скомандовал десантировать личный состав и технику. 

Я помню, когда рампа Ан-12 открылась, смотрю, никто внизу не стоит, наполненные купола приземлившихся десантников по земле тащит. Даже десантированные АСУ-57 лежали перевернутые. Когда сам приземлился, меня тащило так, что изорвало комбинезон и постирало местами кожу на ногах и руках, я уже достал трофейный нож резать стропы, но в это время кто-то из бойцов приземлился на мой купол и загасил его. 

Роту разбросало по всей площадке приземления. В такой же ситуации оказались и другие подразделения части. Но, тем не менее, личный состав своевременно осуществил сбор на площадке приземления и выполнил в указанные сроки поставленную задачу.


111 гв.ПДП, командир взвода гвардии лейтенант У.Б.Еламанов с подчиненными

Еще проводили полковые учения 111 гв.ПДП в 1976 году под Чирчиком в Азадбаше, там был дислоцирован один из парашютно-десантных полков нашей 105 ВДД. На этом полигоне этого полка часто проводились боевые стрельбы. В ходе этапа стрельбы подразделения преодолевали три-четыре хребта.

Отстрелялись, сели в оборону, окопались. Утром снова Ан-12 пошли, выброску десанта произвели. Смотрим в бинокли, ничего понять не можем, некоторые парашютисты в небе, а также уже приземлившиеся, в какой-то форме синего цвета. Численностью примерно полк. Но мы же знаем, что Ферганский на месте, Азадбашский тоже, мы здесь на учениях. А это что за полк? Какой-либо информации об участии в учении других частей не поступало.

Через полчаса командир полка гвардии подполковник Н.А.Швец вызывает всех комбатов с ротными к себе и доводит, что приземлился парашютно-десантный полк Витебской дивизии, и, в связи с большим количеством тепловых ударов среди солдат и офицеров, дана команда вывозить этот полк с полигона. В то время на роту для перевозки имущества по одному Газ-66 давали, а все передвижения на учениях выполнялись в пешем порядке. На этих Газ-66 мы и вывозили витебчан с полигона.

Как оказалось, дислоцированных в Боровухе-1 десантников, проверял генерал армии Сергей Леонидович Соколов. После проведенного на белорусских полигонах учения с десантированием они вернулись в часть, поставили в парк технику, произвели поверку, и выстроились для строевого смотра на плацу полка в парадном обмундировании. На построении Соколов похвалил командование и личный состав за успешное выполнение задачи, и сразу же вручил им еще один пакет с другой учебно-боевой задачей. Витебчане как были в парадном обмундировании, так и погрузились в самолеты ВТА и вылетели в Среднюю Азию к нам на Азадбашский полигон.

Где-то с осени 1978 года по июль 1979 года полк находился на казарменном положении. В последующем мы поняли, что это было связано с событиями в ДРА, тем более, 1-й парашютно-десантный батальон под командованием гвардии подполковника Ломакина был переброшен в Афганистан.

В это же время комплектовали сводную роту для отправки на целину, возглавить которую должен был кто-то из зам.комбатов. Командир полка определил командиром целинной роты меня.

По возвращению с целины, на базе 111-го полка уже шло формирование 35-й десантно-штурмовой бригады, но 105-ю гв.ВДД еще не расформировали. Я прибыл в Фергану на доклад к командиру дивизии полковнику Павлу Васильевичу Королёву, он сказал: «Расформируй роту, отдохни, а потом мы с тобой определимся. Твой полк будет расформирован, сейчас всех офицеров распределяем, кто-то пойдет в Афган, кто-то в другие части». Там же в Фергане в расположении учебного центра мной было произведено расформирование целинной роты. Затем убыл в г.Ош, по месту дислокации полка.

- Как происходило формирование 35-й гвардейской десантно-штурмовой бригады и ее передислокация в ГДР?  

- После непродолжительного отдыха последовал звонок со штаба дивизии, сообщили, что меня вызывают в Фергану. Я прибываю в штаб, командир дивизии гвардии полковник Королёв мне говорит: «Приказом командующего ВДВ генерал-полковника Дмитрия Семёновича Сухорукова, ты назначен командиром 1-го парашютно-десантного батальона 35-й отдельной гвардейской десантно-штурмовой бригады, с дальнейшим прохождением службы в городе Котбус, ГДР».  В декабре 1979 года я прибыл в Котбус уже в должности комбата.

Еще до убытия из г.Ош личный состав 35-й гв.ОДШБр сменил десантные петлицы, погоны и шевроны на красные общевойсковые. Таким образом, нас десантников замаскированных под мотострелков перебросили в ГДР. Передислокация личного состава осуществлялась по воздуху из Ташкента и только ночью. Перелеты осуществлялись в течение нескольких дней на гражданских Ту-154. Приземлялись в 5-6 часов утра на военном аэродроме в двух часах езды от г.Котбус, затем на автомобилях с закрытыми тентами следовали в расположение части. К 9-ти часам утра все движение прекращалось.

Определили нас на территорию дислоцированного в то время в Котбусе учебного мотострелкового полка, который в связи с нашим прибытием уплотнили. Так под легендой входящих в состав мотострелкового учебного центра подразделений 35-я гв.ОДШБр была размещена в ГДР. Через год или более учебный мотострелковый полк вывели, и мы заняли всю территорию части.

На прыжки с парашютом выезжали километров за 40 от г.Котбус в учебный центр Либерозе под городом Штаков. Прыжки совершали с парашютами Д-5.

- Уали Бисаканович, расскажите о вооружении и технике 35-й бригады того периода.

- Во время моей службы в состав 35-й гв.ОДШБр входили: 1-й, 2-й и 3-й парашютно-десантные батальоны, 4-й десантно-штурмовой батальон, артиллерийский дивизион, зенитный дивизион, другие подразделения боевого и тылового обеспечения. В составе каждого парашютно-десантного батальона три роты, 120-мм минометная и противотанковая батареи. Минометная батарея на ГАЗ-66, противотанковая - на ТПК (транспортеры переднего края ЛуАЗ-967).

1-й парашютно-десантный батальон, которым я командовал, имел на вооружении автомобили УАЗ-469, противотанковые средства батальона были установлены на УАЗ и ТПК и вести огонь могли с борта автомобиля. В других парашютно-десантных батальонах были ГАЗ-66 и ТПК. Ротные 82-мм минометы мы возили на УАЗ-ах, но сами стрельбы производили с земли. Таким образом достигалась максимальная мобильность подразделений батальона.

4-й десантно-штурмовой батальон имел на вооружении БМД-1, минометная батарея на САО 2С9 «Нона».

- Что Вам еще запомнилось о периоде службы в ГСВГ?

- Особенностью было то, что роты были одного призыва. Если 1-я и 2-я ПДР были укомплектованы солдатами 1-го года службы, то 3-я рота и минометная батарея – солдатами второго года службы.

Учебный период в то время был годовым. За годы моей службы в ВС СССР и в ВС РК учебный период оставался годовым. Только слаживание батальонов иногда было рассчитано на год, а иногда на полгода.

Несмотря на то, что в каждой армии в ГСВГ, как правило были подчиненные отдельные десантно-штурмовые батальоны, боевой подготовке 35-й десантно-штурмовой бригады, подчиненной непосредственно командующему ГСВГ, уделялось особое внимание. Если по программе боевой подготовки тех времен было нормой проводить два батальонно-тактических учения в год - одно без боевой стрельбы, второе со стрельбой - то мы проводили в течение года 2-3 батальонных учения - с подъемом по тревоге, десантированием, с боевыми стрельбами и без боевых стрельб. Когда какую-либо из армий ГСВГ поднимали на учения, обязательно привлекался один из батальонов 35-й гв.ОДШБр. Даже в нашем 111-м гв.ПДП в Союзе не было такой интенсивности боевой подготовки, которая была в 35-й бригаде.


Учение 35-й гв.ОДШБр, комбат 1-го ПДБ гвардии капитан У.Б.Еламанов

В связи с заявленным СССР в 1979 году сокращением советского военного контингента в ГДР, со стороны ФРГ производился регулярный мониторинг мест дислокации войсковых соединений и частей ГСВГ. Фактически, под заявленным сокращением войск с территории ГДР производился вывод танков и другой техники старого образца. Сокращались целые танковые полки. По телевидению показывали, как на восток эшелонами вывозят Т-62, Т-54. В это же время в обратном направлении скрытно по воздуху передислоцировали нас – десантников…

В 1982 году, когда я сдал экзамены на поступление в Военную академию имени М.В.Фрунзе выездной комиссии в г.Франуфурт-на-Одере, 35-ю ОДШБр переодели в свою десантную форму, в конце 1982 года.

Через год или полтора после нашей передислокации в Котбус западное телевидение показало фотографию комбрига, стоящего в расположении части с группой офицеров.  На его фото было указано белой стрелкой и подпись – подполковник Николай Швец, командир 35-й десантно-штурмовой бригады. После этого последовала соответствующая реакция в западных СМИ.

О гвардии подполковнике Николае Александровиче Швец в последующем получившем звание полковника. Так сложилось, что он был моим командиром в 111-м гв.ПДП и первым командиром 35-й гв.ОДШБр. На всю жизнь у меня осталось особое теплое отношение к нему, как к офицеру, так и к человеку. В памяти сохранился образ честного и порядочного профессионала. В то же время Николай Александрович был требовательным и бескомпромиссным к несправедливым решениям. Многие офицеры, служившие под его началом, достигли высоких воинских званий и должностей. В их числе первый командующий Аэромобильными войсками Украины генерал-майор В.Раевский, преподаватель Военной академии ГШ ВС РФ С.Уколов и ряд других офицеров. Моя служебная биография, от командира взвода до Военной академии имени М.В.Фрунзе, во много сложилась благодаря Николаю Александровичу. В период его командования 35-й гвардейской десантно-штурмовой бригадой наша часть неоднократно была отмечена в приказах Министра обороны. Волей судьбы выведенная в Казахстан 35-я гв.ОДШБр и сейчас является одной из лучших войсковых частей ВС РК.

- Расскажите об обучении в Военной академии?

- В период моего обучения в Военной академии имени М.В.Фрунзе на каждом курсе было по две группы десантников. Из нашей седьмой группы многие стали генералами, это Валерий Востротин, Валерий Гайдукевич, Александр Лебедь, Иван Бабичев, Юрий Попов, Александр Колмаков. Александр Лебедь был у нас старшим группы. Как правило, в последующем все прошли должности командиров полков, командиров дивизий, командующих округов ВС РФ. А.Колмаков занимал должности командующего ВДВ и заместителя министра обороны РФ. И.Бабичев был командующим группировкой войск в Чечне. Герой Советского Союза В.Востротин служил в должности заместителя министра МЧС РФ.

Такое совпадение, мы с Валерием Гайдукевичем в Рязанском училище в одной роте учились, в Военной академии им.М.В.Фрунзе в одной группе, а когда я учился в Академии Генерального штаба ВС РФ, он прибыл на академические курсы.

Во время учебы в Военной академии им.М.В.Фрунзе я единственный из нашей группы защищал дипломную работу на тему «дивизионное командно-штабное учение». И хотя товарищи смеялись надо мной: «Ну, ты и взял дипломную…», это, несомненно, очень помогло в моей дальнейшей службе. Не скрою, тогда в ходе подготовки к защите, я несколько опешил от объема работы, но в итоге диплом защитил на «отлично».


Занятия по ВДП в 106-й гв.ВДД. Слушатели Военной академии им.М.В.Фрунзе укладывают парашюты перед
совершением прыжков, на главном плане гвардии капитан У.Б.Еламанов.


Хочется отметить, что наша 7-я группа 1985 года выпуска в учебе всегда была ведущей. В основном все с опытом боевых действий в Афганистане и имели боевые награды, за исключением меня и, по-моему, еще двух офицеров. По воинским званиям - капитаны и майоры. Лично я на момент поступления в академию был в звании капитана и три года на должности командира батальона.


7-я группа курс «А» через 15 лет после окончания Военной академии им.МВ.Фрунзе.
В первом ряду: У.Еламанов, Ю.Попов, преподаватель по тактике воздушно-десантной войск А.Лужников,
А.Лебедь, начальник курса «А» Н.Романов, О.Невежин, М.Оскин.
Во втором ряду: В.Востротин, И.Комар, С.Демидов, Н.Сотник, В.Гайдукевич, А.Колмаков.

- Уали Бисаканович, после десантно-штурмовой бригады Вам довелось служить в экспериментальной на тот период времени войсковой части – в десантно-штурмовом полку.

- В 1985 году после Академии я прибыл для дальнейшего прохождения службы в Краснознаменный Белорусский военный округ, на должность заместителя командира 1318-го отдельного десантно-штурмового полка, дислоцированного в Боровухе-1, недалеко от мест дислокации убывших в Афганистан двух полков 103-й гвардейской воздушно-десантной дивизии. Полк был подчинен армейскому корпусу при КБВО.

Наш десантно-штурмовой и вертолетный полки стояли в Боровухе-1; мотострелковая бригада, танковая бригада, части боевого, технического и тылового обеспечения - дислоцировались в г.Минске.

Командиром 1318-го ОДШП был Виталий Раевский, с которым мы вместе служили в 111-м гв.ПДП. Виталий Анатольевич был жестким, немногословным, кратким, но в то же время справедливым и авторитетным командиром.

В том же 1985 году Виталий Раевский убыл в Афганистан, а начальник штаба полка Нисифоров был назначен на должность командира полка, кстати, он тоже был «родом» из 111-го гв.ПДП, и также служил со мной в ГДР в 35-й гв.ОДШБр командиром четвертого десантно-штурмового батальона.


1318-й десантно-штурмовой полк. У.Б.Еламанов за командиром полка крайний справа

Через год Нисифорова выдвигают на должность начальника штаба Тульской воздушно-десантной дивизии, на место командира полка планировали назначить меня. Но на Нисифорова выходит приказ, на меня нет… Вместо приказа у меня состоялся телефонный разговор с начальником Управления кадров ВДВ: «Уали, извини, что так получилось. Командиром полка назначен выпускник академии. Тебе предлагается загранкомандировка». Я дал согласие.

Тогда в 1986-м как раз были декабрьские события в Казахстане и вполне возможно офицерам казахской национальности приостановили какие-либо назначения на вышестоящие должности.

- Как проходила Ваша дальнейшая служба?

- В 10-м Управлении Генштаба мне предложили ехать в Сирию на должность советника командира десантно-штурмовой бригады. Я рассчитался в полку и убыл в Москву. Но в тот период случилось очередное обострение отношений с США по Сирии, и находившимся в этой стране военным советникам на полгода продлили сроки командировок.

В результате меня отправляют на юг Африканского континента в Мозамбик. В итоге два года прослужил военным советником при учебном центре по подготовке воздушно-десантных войск Мозамбика в г.Накала.

Там были и советники-летчики с Советского Союза, которые готовили местных пилотов. Наши летчики находились в Мозамбике с семьями, десантники (28 человек) были в командировке в этой стране без семей.


Военные советники в Мозамбике, 1987 год, У.Б.Еламанов второй слева

Мы десантники сперва дислоцировались, практически, на аэродроме недалеко от Накалы. Через полгода-год  все переболели тропической малярией, мне довелось дважды переболеть этой болезнью. После этого я как старший вышел на главного военного советника генерала Завадского, сообщил ему, что договорился с мэром города занять пустующий дом, и получил согласие на это. В итоге мы переехали из учебного центра и разместились в г.Накала рядом с летчиками.


Мозамбик, военный советник У.Б.Еламанов в перерыве между занятиями

В ходе частых революций и смены режимов в африканских странах, новое руководство преследовало и истребляло своих предшественников. В Советское время на случай таких ситуаций для советских военспецов были предусмотрены соответствующие планы эвакуации. Так было и в Мозамбике. Может быть, тот план сейчас выглядел бы примитивным, но все действия были четко расписаны.

Согласно доведенной до нас информации, в регионе нашего базирования в Индийском океане курсировали не менее двух подводных лодок, которые в случае осложнения обстановки задействовались для эвакуации советнического контингента из Мозамбика.

Однажды одна из подводных лодок всплыла в заливе из-за вне нештатной ситуации. Картина была впечатляющей - красивый залив, катера, лодки и тут такая махина всплывает… с советской символикой на рубке…

Так вот, у меня находился план эвакуации с картами на случай вне нештатной ситуации. В заливе у причалов стояли катера, в том числе современные на то время, скоростные. Мы, прогуливаясь по берегу, выбирали наиболее подходящие внешне катера, потом проверяли их. Входили в контакт с экипажем, под предлогом прогулки и за определенное денежное вознаграждение договаривались о выходе на катере в море. В ходе прогулки устраивали пикник, после того как мы входили в доверие экипажа, находившиеся среди нас мотористы спускались в трюм и обследовали техническое состояние судна: двигатель, узлы управления, другие технические вопросы. Выбранные негласно катера постоянно снабжались нами топливом, чтобы  в случае эвакуации и выхода в открытое море не было проблем. Также регулярно мы оказывали знаки внимания членам экипажей катеров путем подарков. Дважды или трижды мы проводили своего рода тренировки, выходили далеко в море, на предельных скоростях. Если в узлах и агрегатах катеров что-то ломалось, мы помогали, чем могли, участвовали в ремонте. Экипажи выбранных нами катеров, наверное, так и не поняли истинных причин нашего к ним внимания и дружелюбия.


Празднование Дня Независимости Мозамбика, крайний слева У.Еламанов

Боевая подготовка мозамбикских десантников шла в течение полугода. Готовили в целом батальон (солдат и офицеров) местных. Обучали по всем основным военным дисциплинам – тактическая, огневая, инженерная подготовка, связь и т.д. Но при этом особое место занимала воздушно-десантная подготовка. Во время обучения личным составом батальона совершалось от 3 до 5 прыжков с парашютом Д-5. После выпуска сразу направлялись в район боевых действий. Выпуск батальонов происходил каждые полгода.


Мозамбик 1988 год. У.Б.Еламанов и инструктор по инженерной подготовке с офицерами батальона

- Куда Вас направили служить после загранкомандировки?

Под конец 1988 года я вернулся в Союз, прибыл в штаб ВДВ. Меня направили в Минск для дальнейшего назначения на должность заместителя командира Брестской десантно-штурмовой бригады.

В Минске начальник кадров Белорусского военного округа заявил мне, что должность уже занята другим офицером. Я убыл к семье в Боровуху-1 и ждал назначения.

Через месяц позвонили и предложили должность преподавателя тактики в Минском военном училище. Начальник училища посмотрел мое личное дело и сказал, что принимает меня, но без предоставления служебного жилья в течение пяти лет. Я отказался. После этого мне предложили продолжить службу в Боровухе-3 в танковой дивизии, на должности заместителя начальника штаба - начальника оперативного отдела. Я согласился. В кадрах засомневались и переспросили еще раз, как, мол, я десантник справлюсь в танковой дивизии. Я уверенно заявил что справлюсь.

В январе 1989 года был направлен в 37-ю гвардейскую танковую дивизию  КБВО на должность заместителя начальника штаба - начальника оперативного отдела дивизии. Комдивом был полковник Олег Константинович Максимчев, в последующем генерал-майор.

В том же году или на следующий год дивизия сдавала проверку Москве, и была оценена на «Хорошо». Эта проверка была отмечена в приказе Министра обороны Советского Союза.  

С 1991 по 1992 годы, находясь в штатной должности заместителя начальника штаба - начальника оперативного отдела танковой дивизии, исполнял обязанности начальника штаба, так как НШ был снят с должности с последующим увольнением.

В 1992 году, несмотря на предложение комдива остаться в дивизии и принять Военную присягу Беларуси, я вернулся в Казахстан. На этом завершился советский период моей службы.

- Уали Бисаканович, спасибо за исчерпывающие ответы.


Автор:  Аманжол Омаров, Руслан Шадиев, фото из архива У.Б.Еламанова

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Возврат к списку


Руслан Шадиев
Цитата
- В 1985 году после Академии я прибыл для дальнейшего прохождения службы в Краснознаменный Белорусский военный округ, на должность заместителя командира 1318-го отдельного десантно-штурмового полка, дислоцированного в Боровухе-1, недалеко от мест дислокации убывших в Афганистан двух полков 103-й гвардейской воздушно-десантной дивизии. Полк был подчинен армейскому корпусу при КБВО.
Немного информации о 5-м армейском корпусе из воспоминаний генерал-полковника Александра Чумакова, министра обороны Беларуси с октября 1996 по апрель 2001 года:

Цитата
...Но большой неожиданностью, в том числе и для меня, явилось распоряжение о том, что до июня 1982 года на базе 120 гв. мсд необходимо сформировать новое объединение — 5‑й отдельный гвардейский армейский корпус. С большим огорчением и неудовлетворенностью мне пришлось выполнять мероприятия по расформированию дивизии, считавшейся лучшей в Сухопутных войсках Вооруженных Сил СССР.
5‑й отдельный гвардейский армейский Рогачевский Краснознаменный, орденов Суворова и Кутузова корпус имени Верховного Совета БССР был сформирован в установленные сроки.
С конца мая 1982 года я был приказом министра обороны СССР назначен командиром этого корпуса и приступил к решению задач по его предназначению. В оперативной подготовке штабов, боевой подготовке личного состава корпуса большое внимание уделялось и отводилось действиям в качестве оперативно-маневренных групп в тылу противника, в отрыве от главных сил. В соответствии с предназначением корпуса его организационно-штатная структура в корне отличалась от существовавших в то время армейских корпусов.
Вместо дивизионно-полковой организационной штатной структуры в создаваемом корпусе была принята бригадная. То есть на базе полков 120 гв. мсд были сформированы две танковые бригады (1‑я и 2‑я отдельные гвардейские) и две механизированные (176‑я и 177‑я отдельные гвардейские). 310‑й отдельный гвардейский самоходно-артиллерийский полк, 1045‑й отдельный гвардейский зенитный ракетный полк и 1180‑й отдельный реактивный дивизион, входившие в состав дивизии, также вошли в новый корпус. Кроме того, в состав корпуса входили 1318‑й отдельный десантно-штурмовой полк, 276‑й отдельный вертолетный полк и ряд других частей и подразделений.
— 5‑й корпус был очень мощным: более 500 танков, более 600 БТР и БМП, 72 вертолета, сотни орудий и минометов, около 30 тысяч солдат и офицеров, — добавил Александр Петрович. — Это было уникальное единственное объединение, не имевшее аналога в Советской Армии. 5 оак я прокомандовал с мая 1982 года по июнь 1986 года с последующим убытием для прохождения дальнейшей службы в ГСВГ в должности командующего 20‑й гвардейской армией...
Источник - Дело его жизни

Яндекс цитирования liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня Все права на материалы, используемые на сайте, принадлежат их авторам.
При копировании ссылка на desantura.ru обязательна.
Professor - Создание креативного дизайна сайтов и любые работы с графикой